ПСИХИАТРИЯ/ ПСИХОТЕРАПИЯ И НАРКОЛОГИЯ

Психиатор, психотерапевт, нарколог ЮВАО Выхино-Жулебино ул. Привольная д. 70, корп. 1, Люберцы. Запись по телефону: 8 (495) 706-50-60.

Чтоже такое психиатрия? Психиатрия - это область медицины, занимающаяся изучением патологии психической деятельности человека. Проявления психической деятельности в некоторых случаях можно квалифицировать как анормальные. Таковыми являются бредовые и навязчивые идеи, фобии, патология настроения (маниакальные и депрессивные состояния) и аффекта, расстройства восприятия (галлюцинации, иллюзии, сенестопатии) и т.п. Для большинства людей психиатрия область темная, узкая, конечно, кому-то нужная, но нам, слава Богу, дела до нее нет. Такое мнение ошибочно, оно - это источник множества неприятностей и недоразумений. Проблемы психиатрии, столь далекие, казалось бы, от жизни большинства людей, на самом деле самым тесным образом с ней связаны, просто по той причине, что они - часть жизни. И речь идет о здоровье, а ситуации, с которыми сталкиватся психиатры и их пациенты, как зеркало отражают и вопиющую безнравственность, и высочайшую гуманность отдельных людей и общества в целом. Психиатрия ни в коем случае не опирается только на психологию и психопатологию. Часто используемое понятие «психологическая медицина» фальшиво и лишь вводит в заблуждение, поскольку психиатрия охватывает значительно большую область, чем только психологические или социально-психологические процессы. Психиатрия — это медицинская дисциплина с широкой биологической областью приложения. Если оперировать понятием «биологическая психиатрия», то при этом речь идет не о субдисциплине, а о рабочем направлении внутри психиатрии. Психопатология — это раздел психиатрии, занимающийся «описанием болезненных переживаний, состояний и поведения, человека в их душевных, социальных и биологических соотношениях» (Мундт). Такое определение позволяет заключить, что психопатология имеет разные направления. Психические расстройства описываются, диагностируются и классифицируются (описательная, или категориальная, психопатология); психопатология соотносится с психиатрией примерно так, как патологическая физиология с терапией. Кроме того, психопатология раскрывает внутренние связи психических нарушений (феноменологическая и разъясняющая психопатология), а также глубинно-психологические и межчеловеческие отношения (динамическая, интеракционная, или прогрессивная, психопатология). Под патологическим аспектом подразумевается характер переживаний больным своего состояния.

Мы сталкиваемся с психиатрическими проблемами и прямо, и косвенно. Прямо с ними встречаются четко очерченные группы людей: сами больные, их родные и близкие, профессионалы, работающие в психиатрии и смежных областях. Косвенно с ними приходится иметь дело нам всем, вне зависимости от того, догадываемся ли мы об этом, хотя бы по той причине, что людей, страдающих психическими расстройствами, очень много. Но эта причина - не единственная, и, возможно, не самая главная.

Психиатрия - это область медицины. Медицина - и наука, и ремесло - непосредственно связана с благополучием человека, и ее огромная общественная значимость определяется именно этим. Однако значимость психиатрии этим не ограничивается. Она занимает в медицине особое место. Обратится за помощью к психиатру куда труднее, чем к хирургу, к терапевту или к дантисту. Не случайно говорят "у меня болит зуб", "у меня болит нога" или "у меня болит сердце". Эти языковые обороты подчеркивают, что мы как бы отчуждаем подобные болезни от своего "Я". Мы приписываем их своему телу или отдельным его органам, которые мы рассматриваем всего-навсего как принадлежность "Я", а не его сущность. Получается примерно следующее: "у меня что-то заболело, это, конечно, очень неприятно, но я-то сам остался таким, каким был".

При психическом расстройстве речь идет именно о сущности "Я". Это редко осознается, но интуитивно оценивается именно так. Поэтому получается: "Я сам изменился, во мне самом возник некий изъян, и это ужасно вне зависимости от тяжести изъяна, просто потому, что я теперь не такой, как раньше!" Признав, что у него возникло психическое расстройство, человек невольно навешивает на себя ярлык с надписью: "Я теперь не такой, как раньше!". Тем, кто знает о его болезни, этот ярлык тоже очень хорошо виден, и это приводит к тяжелейшим последствиям, которые касаются и больного, и его семьи, и всего общества. Эти последствия называются социальной стигматизацией и внимательно исследуются современной наукой.

Не потому ли человек, явно нуждающийся в помощи психиатра, категорически отказывается от нее, но охотно обращается к невропатологу, потому что "у меня нервы действительно никуда не годятся". Другая причина особого места психиатрии среди прочих медицинских дисциплин заключается в том, что деятельность психиатрической службы неизбежно связана с ограничениями прав человека. Это происходит главным образом из-за того, что психически больной может быть опасен (для окружающих или для себя самого). Тогда психиатры вынуждены применять жесткие меры, вплоть до насилия, чтобы предупредить эту опасность.

Существуют и другие причины; например, некоторые профессии требуют безусловного психического здоровья, и может случиться, что в связи с психическим расстройством человеку запретят работать по его специальности. Общество мирится с подобными ограничениями гражданских прав, поскольку осознает их необходимость.

Однако, поскольку границы этой необходимости определяются людьми, а не законами природы, здесь возможны ошибки и злоупотребления. Поэтому общество нуждается в специальных мерах, призванных контролировать ситуацию. Мы все кровно заинтересованы и в том, чтобы эти меры были эффективными, и в том, чтобы соблюдался удовлетворительный баланс между защитой прав человека и защитой интересов общества.

Есть и еще одна особенность психиатрии, которая ставит ее в несколько обособленное среди прочих медицинских дисциплин положение и которая служит причиной множества сомнений и упреков в адрес психиатров. Речь идет о методах исследования больных и о критериях диагностики психических заболеваний. Когда студенты-медики переходят на третий курс, их начинают учить двум обязательным этапам работы врача с пациентом. Первый этап - расспрос. Врач спрашивает больного, что привело его к врачу, какие у него жалобы, давно ли он заболел.

После этого начинается второй этап - так называемое объективное исследование (выслушивание, выстукивание, прощупывание, анализы, рентген, кардиограмма и, возможно, множество других). И только после всего этого начинается собственно диагностическая работа, смысл которой вкратце заключается в следующем: если то, что рассказал пациент, согласуется с результатами объективного исследования, и если все это вместе соответствует представлению об определенной болезни, значит, именно ею пациент и страдает. Если что-то не так, если концы с концами не сходятся, вся работа - расспрос, объективные исследования - начинается заново.

Объективное исследование - обязательный и в наше время само собой разумеющийся компонент диагностической работы. Врач, который поставил диагноз "инфаркт миокарда", не прибегая к электрокардиограмме, выглядел бы, по меньшей мере, странно. А ведь психиатр поступает именно так. В его арсенале чаще всего нет ничего похожего ни на анализы, ни на рентген, ни даже на выслушивание или выстукивание. Он вынужден опираться только на то, что сообщают ему сам пациент и его родственники, а также на то, как пациент выглядит и как себя ведет.

И это, в сущности, все. Поэтому очень часто приходится сталкиваться с недоуменными вопросами - как же так? Мало ли, что человек расскажет? Мало ли, как врач этот рассказ оценит? Как можно на таком зыбком основании ставить жестокие диагнозы, укладывать человека в психиатрическую больницу, давать совсем небезразличные лекарства, запрещать работать, освобождать от уголовной ответственности? Ведь подобный диагноз - сплошной субъективизм, и получается, что кому угодно можно приписать любую психическую болезнь?

Такие методы, как выслушивание и выстукивание, в психиатрии заведомо неприменимы. Невозможность использовать лабораторные анализы - не вина, а беда психиатрии. При наиболее распространенных психических заболеваниях современная наука, к сожалению, не в состоянии обнаружить в наших органах и тканях такие особенности, которые можно было бы надежно связать с болезнью.

Это приводит не только к профессиональным трудностям, но и к социальной напряженности. Общество хотело бы защитить себя от возможных ошибок и злоупотреблений со стороны психиатров. Для этого оно, по меньшей мере, должно знать, каким образом психиатры справляются со своими диагностическими задачами.

По всем этим причинам психиатрия связана с общественной жизнью теснее, чем другие области медицины. Чем больше людей будет знакомо с ее проблемами, тем легче будет их обсуждать и решать, тем спокойнее и лучше будет наша жизнь.

Наркология - это область психиатрии, изучающая закономерности развития, течения и лечения зависимостей. Кроме лечения зависимостей, наркология активно занимается их профилактикой. В Международной Классификации Болезней (МКБ-10) к наркологии относятся психические поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ.

Психические и поведенческие расстройства в результате употребления алкоголя, опиатных наркотиков (морфин, героин, метадон), каннабиноидов (марихуана, план, анаша), кокаина, галюцинагенов. К наркологии также относятся психические и поведенческие расстройства в результате употребления летучих растворителей, стимуляторов (включая кофеин), седативных или снотворных веществ, а также табака, кодирование от алкогольной зависимости.

В современной наркологической практике наиболее часто встречаются алкогольная зависимость и зависимость к опиатным наркотикам. Многие больные употребляют более одного типа психоактивных веществ, например алкоголь и барбитураты, героин и кокаин, в этом случае, состояние рассматривается как полинаркомания.

Наркологией и ли наркологической практикой занимаются врачи психиатры- наркологи, имеющие базовую специализацию по психиатрии и прошедшие подготовку по психиатрии- наркологии.

Из всех регионов России наркология наиболее развита в крупных городах, например в Москве. Этому способствует большая численность населения, а также востребованность наркологической помощи. Некоторые статистические данные опубликованные в открытой печати говорят о том, что в среднем российский гражданин употребляет более 17 литров чистого алкоголя в год (данные с учетом новорожденных и лиц преклонного возраста).

Это тот порог, за которым началось вырождение нации. По различным статистическим данным по употреблению различных наркотиков, российское население уже много лет входит в первую пятерку лидеров. Ежедневно множество людей обращается за наркологической помощью. Чтобы читателям лучше сориентироваться , куда обратиться, мы кратко расскажем об учреждениях, занимающихся наркологией в Москве.

Частная наркология в Москве представлена гораздо шире, это и многочисленные частные клиники и медицинские центры, имеющие государственную лицензию и оказывающие помощь на платной основе, и в основном проводящие анонимное лечение. Уровень специалистов в государственных и частных клиниках примерно равен. Следует учитывать, что частные клиники занимаются как правило, амбулаторными пациентами, немногие частные клиники оказывают стационарную помощь.

Лицам, не нуждающимся в стационарной помощи, имеет смысл обращаться в частные наркологические клиники.

Основная масса пациентов, обращающихся за амбулаторной помощью, это больные алкогольной зависимостью с имеющейся установкой на лечение и трезвую жизнь. Не имеет смысла лечить в частной клинике синдром отмены наркотиков, так как это отнимает очень много денег, но основная масса пациентов выписывается недолеченными и после этого либо попадает в государственные наркологические клиники, либо возвращается к применению наркотиков. Хотелось бы призвать людей, страдающих зависимостью от табака чаще обращаться в частные наркологические клиники, поскольку имеется возможность помочь этим людям.

На сегодняшний день есть возможность помочь каждому человеку, который хочет справиться со своим недугом . Если человек не может справится с болезнью сам, то ему поможет наркология.